четверг, 13 января 2011 г.

Сплетни о вологодских «интеллигентах» и предложения, как исправить ситуацию

Прелестные мальчики и девочки из «Архнадзора», из различных благотворительных организаций — это бесценный человеческий ресурс, которым необходимо воспользоваться. Сейчас объясню, каким образом и в связи с чем возникли такие соображения.
Ко мне в гости под Новый год приезжал знакомый библиотекарь из Вологды. Он рассказывал всевозможные истории о своей работе и о нравах в родном городе. И от его рассказов у меня остались такие тягостные впечатления, что я по-прежнему пребываю в панике. Куда спрятались приличные люди? Где подобие мысли и культуры? А?
Вот он рассказывал, например, о том, как в 1953 году, незадолго до смерти Сталина, из Вологодской научной библиотеки изымали ценнейшие книги и рукописи XVIII—XIX веков и, кажется, более раннего времени — и не удосужились составить внятный перечень, какие именно экземпляры переправляются в какие именно архивы и библиотеки. Только сейчас он обнаружил часть рукописных книг в Румянцевском музее.
Мороз по коже и от других его рассказов — о хрущевской борьбе с религией, в ходе которой было уничтожено собрание сочинений Вольтера; издание, кажется, начала XIX века, с дарственной надписью то ли издателя, то ли еще кого-то… Зачем? Кто такое указание выдумал? — А выдумали и осуществили всё это те люди, которые потом остались на своих местах; кто-то из библиотекарей, непосредственно исполнявших подобные безумные приказы, даже карьеру сделали…
Из области нравов: в Вологде, когда людям плохо и давит тревога, мужчины пьянствуют, а женщины обжираются. Таким образом, город Вологда, по рассказам моего знакомого, — место, где сами жители себя азартно убивают. (Так и просятся на язык банальные обобщения.)
На весь город, оказывается, остался чуть ли не один дом, «где резной палисад». Кто, как не сама местная «интеллигенция», уничтожил историческую застройку за последние 30 лет? Кто с восторгом строил панельные трущобы, а теперь пожинает плоды — блуждает по темным загаженным дворам и чертыхается?.. — Вот сущность «русской интеллигенции», вернее, того круга людей, с которыми постоянно имеет дело мой вологодский знакомый.
Подробностей, имен и точных названий я, к сожалению, не знаю. Рассказ мой неавторитетен: просто пересказ без конкретики. Сама не люблю подобные сплетни. Но и эта информация меня откровенно напугала. Уж если во главе ведущих культурных учреждений в областном центре стоят люди, которые о накоплении и популяризации культурных сокровищ не помышляют, — о чем вообще дальше говорить?! О какой еще «русской интеллигенции»? — Речь идет лишь об «образованцах», людях глубоко чуждых красоте и разуму, зато воображающих о себе невесть что!

Болтали мы, болтали. И посетила меня мысль: а не надо ли вместо тупоголовых полуграмотных бабок, которые до сих пор заседают в ключевых учреждениях культуры, пригласить 20-летних ребят из волонтерских организаций? Таких организаций за последние пару лет образовалось масса, и они аккумулируют — скажу пафосно, но справедливо — лучших из лучших! Романтиков, энтузиастов, эрудированных, неутомимых… Родители этих ребят пока еще работоспособны, так что малышам даже не надо думать о деньгах. Их надо тепленькими брать из колыбельки, из институтика — и в гиблые места. Они же на генетическом уровне отличаются от всех этих местных чудовищ с регалиями!
У какого-то грязного алкоголика в Вологде диплом на стене висит: «За патриотизм» (или как-то в этом духе), — он патриот, значит, а у кого такой квитанции нет, тот не патриот?! Ну и что, что у московских интеллигентных мальчишек никогда не будет такого титула — кто его присваивает, интересно знать! «Архнадзоровцы», например, уже сейчас горы готовы свернуть: наши активисты ездили в Питер, чтобы помочь остановить снос Дома литераторов на Невском проспекте, и ведь пока в Москву не уехали, работы действительно были приостановлены!
Потом, правда, я догадалась, что эти мои предложения основываются на совершенно совковом и банальном восприятии государства: дай, дай, обеспечь, организуй, а я в своей Москве на своей уютной кухне обсужу результаты государственной политики. Поэтому я решила мысль свою, конечно, высказать и разнюханную сплетню, конечно, разнести дальше, но попутно с этим работать над собой и над осуществлением собственных предложений. То есть как-нибудь работать: болтать, например, и скандалить, пока это безопасно...