понедельник, 23 августа 2010 г.

Митинг в защиту Химкинского леса 22 августа 2010 года

Вот несколько снимков со вчерашнего митинга на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса:


Очень много молодых людей.



Народу было так много и стояли люди так плотно, что пробраться из конца в конец сквера было невозможно.



Несмотря на весьма грустный повод - все-таки вырубка Химкинского леса продолжается, а в душу по-прежнему нагло плюют, - концерт был наполнен шутками и положительными эмоциями. Кто, конечно, был способен расслышать выступавших (звукоусилительной аппаратуры не было, кроме мегафонов, никакой), не мог не рассмеяться.



Белочек и зайчиков поддерживают и паучки. Правда, этот паучок решил проявить свою гражданскую позицию во время выступления, кажется, эколога, который, между прочим, отчитывался о важных экологических мероприятиях.

воскресенье, 22 августа 2010 г.

Шевчук на Пушкинской площади

Только что вернулась с митинга на Пушкинской площади в защиту русских лесов. Удивительно! Экологическая, нейтральнейшая акция закончилась лозунгами "Путина (Путяру - в другом варианте) в отставку! Свободу политзаключенным! Нет коррупции! Шевчук - молодец!" Очень мило. Еще полгода назад царила тишь да гладь, а сейчас скандируют политические призывы!
Наша доблестная милиция не разрешила пронести на трибуну звукоусилительную аппаратуру. Шевчук пел в матюгальник, сорвал голос совершенно. Остальные выступавшие тоже мучились от этого, но очень старались. Троицкий в качестве ведущего оказался неумелым, говорил долго и нудно. А народу было довольно прилично, при том, что милиция загородила вход в сквер за памятником Пушкину и пропускала туда еле-еле. Народу было так много, что весь сквер, лестница к кинотеатру "Россия", стороны вдоль здания "Известий" и "Московских новостей" (т. е. по обеим сторонам площади) были запружены народом. Выходки "нашистов" и провокаторов со смехом пресекались. И - ни одного российского флага, а ведь сегодня-то - День флага, между прочим!

А классик ли русской литературы Михаил Зощенко?

Одна моя знакомая поинтересовалась мнением окружающих: а классик ли русской литературы Михаил Зощенко?
По-моему, Зощенко нельзя равнять с классиками "первого уровня" вроде Пушкина. Он просто хороший писатель, создающий качественный продукт. Если вчитаться в тексты рассказов Зощенко, то можно увидеть, как тщательно он разрабатывал новый художественный язык и несколько совершенно новых тем, которые может поднимать художественная литература.
Теперь об оригинальности разработок Зощенко. Язык обновляли в 20-е годы многие писатели: Маяковский, Булгаков (совершенно необыкновенные эксперименты, взять хотя бы "Белую гвардию"), Бабель и др. Зощенко в их числе. Бытовые темы изучались писателями еще с чеховских времен. Чехов-фельетонист в числе других фельетонистов конца XIX века заострил внимание на смешных моментах, связанных с жизнью "маленького человека". А вообще внимание к "маленькому человеку" с его маленькими проблемами началось еще опять-таки с Пушкина и Гоголя.
Поэтому Зощенко, как мы видим, ничего нового в концептуальном плане не открыл. Он методично разрабатывал один жанр, и многие его рассказы написаны, конечно, виртуозно. Это да.
Но классик от просто хорошего писателя отличается тем, что способен совершить разные открытия в разных жанрах. Он может обозначить принципиально новые темы и даже создать новый жанр и совершить ряд открытий в стилистике, композиции текста и пр. (Здесь уместно вспомнить о скромной фигуре Пушкина, а еще, например, о Блоке или Булгакове, например.)

четверг, 12 августа 2010 г.

Антилужковский митинг напротив Моссовета 12 августа

Похоже, на объявление по поводу антилужковского митинга напротив Моссовета откликнулось очень мало народу.
Только что пришла оттуда и хочу описать то, что увидела.
Собственно участников было человек двадцать, журналистов - пятьдесят, ну а милиции - двести, наверное, да еще по бокам памятника Долгорукому несколько десятков солдат. Арестовали суммарно человек десять, причем для того, чтобы арестовали, надо было кричать на всю улицу и активно привлекать к себе внимание журналистов, которые сбегались к смельчакам, как вороны.
В припаркованных машинах сидели сорокалетние милицейские начальники, толстые, холеные, загорелые, в рубашках и с барсетками. Две трети милиционеров, особенно молодых, - по национальности среднеазиаты и кавказцы (может, их специально перебросили в Москву из других регионов, чтобы заручиться их лояльностью?).
Участники мероприятия состояли исключительно из молодых людей; старушек и старичков было человек пять самое большее, а людей среднего возраста я не приметила, пожалуй, ни одного. К первоначальным двадцати участникам митинга присоединялись зеваки, в основном очень молодые клерки. Были девицы на каблучках, офисные менеджеры в розовых рубашках и с тщательно подстриженными бачками.
На каждом участнике (кроме, увы, меня) было по фотоаппарату, все держали в руках телефоны, и у каждого второго была маленькая видеокамера.
Повод собраться был весьма серьезным - требование отставки Лужкова и его клики. Но ощущение от этого митинга, в общем-то, такое же, как и от очень многих предыдущих: по большей части эпатаж. Главная его задача была, как обычно, привлечь внимание прогуливающихся по Тверской туристов, среди которых были и весьма экзальтированные субъекты, видимо, активно митингующие у себя на родине.
И постоянно срывающийся с губ участников да и, кажется, милиционеров риторический вопрос: ну почему нельзя было разрешить эту акцию? Чтобы пропиарить участников? Или выставить московских чиновников в дураках? И кого защищает милиция - Лужкова с Батуриной?
В общем, накурили, накидали бычков, нащелкали фотоаппаратами, вполголоса, чтобы не угодить в милицейский автобус, поругались...
И все равно: десять лет назад было тухлее, митинговали по инерции, не веря в победу, и всё те же. А сейчас - уже не только профессионалы, но и новые лица, довольно радикально настроенные, и очень много симпатичной молодежи.

среда, 11 августа 2010 г.

Козлики


Наши руководители стремительно теряют свою популярность. Путина зовут уже вторым Распутиным, Медведева - нанопрезидентом, а их политический режим - полицейским (из-за закона о милиции-полиции). Боюсь, от всей этой хваленой "стабильности" не останется даже рожек и ножек!
Сколько, действительно, можно списывать все собственные ошибки на высосанный из пальца миф о "лихих девяностых"? Девяностые, между прочим, закончились уже 10 лет назад!

Рисунок Валерия Каррика, 1912 год.

пятница, 6 августа 2010 г.

Антилужковский митинг 12 августа

12 августа 2010 года (четверг) в 19.00 напротив Моссовета пройдет День гнева. Требования: отставка Лужкова, расследование причин его финансового благополучия прокуратурой, а также поддержка Евгении Чириковой, возглавляющей движение по охране Химкинского леса. Встреча у гостиницы "Националь" в 18.30.
Сообщаю эту новость в знак солидарности. Сама постараюсь прийти обязательно.

четверг, 5 августа 2010 г.

Из народной памяти изъяли слишком много

Где-то месяц тому назад изучала темы исследований, которые сейчас финансирует ИРИ РАН. Среди них были такие, которые, по-моему, представляют собой действительно нечто очень новое и интересное в нашей историографии. Например, такая тема - "Трудовые конфликты в СССР в 1925-1928 гг." (автор - к. и. н. Л. В. Борисова). Здравомыслящему человеку, естественно, очевидно, что после 1917 года трудовые конфликты никуда не делись, забастовки и недоразумения не ушли, невыплаты зарплаты тоже и т. п. - все-таки и революция, и Гражданская война, и неустойчивая экономика. Но официальная историография всегда подобные вопросы обходила стороной, игнорировала их, и таким образом складывалась вполне симпатичная картина: мол, несмотря на трудности уже через десять лет после революции промышленность вышла на довоенный уровень, а дальше - пятилетки и всеобщий подъем. Какие трудовые конфликты могут быть в таких условиях, если все "сознательные" рабочие разделяли коммунистическую идеологию, а их "враги" были превращены в лишенцев и были поражены в правах, а позже и вовсе физически уничтожены?..
Оказывается, молодые российские ученые постепенно преодолевают жесткую градацию истории на дореволюционную и советскую. И показывают на реальном историческом материале, что люди-то, несмотря на политические события в Петрограде и Москве, вовсе не изменили свое поведение и мировоззрение с одного на другое.
(Полностью подтвержу это наблюдение своими разысканиями: русское крестьянство вообще не волновали собственные жилищные условия как до революции, так и после нее вплоть до конца 1920-х годов. Об этих выводах я, правда, хотела попозже написать более обстоятельно и доказательно.)
И вот - пожалуйста, еще один пример, из рассказа М. Зощенко "Смешная историйка", написанного в 1932 году. Всегда казалось, что, мол, когда революция и Гражданская война закончились, нищих, просящих милостыню, сразу не стало. Вроде как безработицу искоренили, жилье, хоть и ужасно обветшавшее и некомфортное, было у всех и т. п. Одним словом, в голове проносятся штампы из учебника истории. Однако ничего подобного! Читаем рассказ:
"<...> И вдруг вижу - стоит около входной двери бедно одетая старушка. Такой у нее рваненький ватерпруфчик, облезлая муфточка, дырявые старинные прюнелевые башмачонки.
И стоит эта старушка скромно у двери и жалостными глазами смотрит на входящих. ожидая, не подадут ли.
Другие на ее месте обыкновенно нахально стоят, нарочно поют тонкими голосами или бормочут какие-нибудь французские слова, а эта стоит скромно и даже как-то стыдливо. <...>"

Кстати, не помню автора, но было исследование, в котором приводятся данные о нищих в советские времена, статистика, трансформация различных слоев общества, которые можно отнести в категорию "нищих". То есть подобное наблюдение пришло в голову отнюдь не мне и не под влиянием рассказика Зощенко, а профессиональным историкам, которые подтвердили свои эмоции конкретными фактами.
Что я хочу всем этим сказать? То, что хотя всем известно, что советская пропаганда очень легко обращалась с фактами и ее логические изъяны очевидны, но ее влияние на современную консервативную путинскую идеологию по-прежнему очень велико, так как концептуальные прорывы случаются очень редко. И очень здорово, что ИРИ РАН, судя по опубликованным перспективным планам работы, вкладывает хоть какие-то деньги в развитие нашей науки (и идеологии). А еще хочу заметить (пусть это прозвучит оригинально!), что ни одно крупное историческое событие не способно моментально изменить ситуацию в повседневной жизни: люди как жили, так и продолжают жить и могут постепенно меняться, лишь когда их постоянно и много лет за что-то агитируют.

среда, 4 августа 2010 г.

Химкинцы и особенно Е. Чирикова - молодцы!

Вчера на митинге возле Французского культурного центра, расположенного в здании Библиотеки иностранной литературы (на Таганке), был небольшой пикет защитников Химкинского леса. Выступала известная дама Евгения Чирикова. Очень приятная, деловая, адекватная, знающая, чего хочет, женщина. Случайно подслушала, как с ней разговаривал какой-то музыкант или продюсер некоей музыкальной группы. Он попросил помочь с организацией 14 августа в парке неподалеку от Химкинского леса небольшого концерта, объяснил, что в принципе программа концерта и участники уже известны, песни вписываются в общее настроение, будет выступать Юрий Шевчук и нужно только официальное разрешение от властей и уладить какие-то технические сложности с подключением аппаратуры. Чирикова спокойно и очень деловито сразу же принялась за дело: кому-то позвонила, что-то сказала, - прекрасный организатор! Она не стала кривиться, мол, сначала я ознакомлюсь с записями песен, которые будут звучать, а потом, может быть, соизволю снизойти... Нет! Она же понимает, что любая поддержка и любое творческое предложение для дела гораздо важнее ее собственных амбиций. Мне, во всяком случае, так показалось.
И еще она очень симпатичная внешне. Это вам не Слиска!
Этот крохотный эпизод меня очень вдохновил. Последние 20 лет на бесконечных демократических митингах я постоянно смущалась, глядя на ораторов с трибун. Они же все - эпатажники! Взять, к примеру, Гарри Каспарова. То один шарфик навяжет, то одну речовку озвучит, то с одними дружит - а там мода поменялась, и он ухватывается за новые способы добиться популярности. Или Немцов - и так перед зеркалом и телекамерами покрасуется, и эдак, - а оказался-то пустозвоном. На слуху 15 лет, а в исполнительную власть так и не ушел, потому что все попытки уйти были, по-моему, бутафорскими. Если бы он действительно хотел стать мэром Сочи, он бы им стал. Лимонов пишет откровенную халтуру и белиберду, во время "ночи в музее" в мае этого года я была на его небольшом выступлении. Его "стихи", написанные, насколько я помню, классическими ямбом и амфибрахием, кое-как срифмованные, уж точно не литература: ни чувства, ни мысли, ни формы, ни даже пресловутого эпатажа. А другая публика? Известная в узких кругах и старожилам вроде меня мадемуазель Анна Каретникова, картинно пристающая к милиционерам и картинно падающая, когда разъяренные ее назойливостью менты оттаскивают ее в сторонку - ах, она - совесть нации, пострадавшая за веру! Она всего лишь профессионалка из массовки, и содержание ее пламенных "требований" меняется от сезона к сезону. Все время я вспоминаю доклад Бориса Дубина, в котором он привел статистику: сейчас российский народ не хочет брать ответственность ни за что. Критикуют всё на все корки, но взять дело в свои руки не хотят. И наши "политики", похоже, полностью подпадают под эти социологические наблюдения. (Ну, и я, конечно же, тоже.)
В общем, глядеть на архнадзоровцев или на химкинцев - эстетическое и интеллектуальное наслаждение. Сейчас именно такой, боюсь, кратковременный период, когда эти люди реально хотят добиться своих целей, и они молоды, симпатичны, умны, открыты и демократичны. Энтузиасты. Работяги. Обожаю таких людей. (И обожаю это чувство - восхищение политическими успехами новичков. 20 лет такого не испытывала.)

Классные иллюстрации

Нашла в Ленинке отличную книгу, состоящую из иллюстраций, на которых изображены особенности промыслов русских и нерусских жителей Заполярья, Центрально-промышленных губерний, Санкт-Петербурга и Прибалтики:
Гречушкин С. И., Сольдин А. А. Россия в картинах. Художественный альбом в 120 картах: 12 вып. М.: Думнов, 1906. Шифры: Z 29/19, A 296/617, A 153/301.
На этих иллюстрациях изображены рыболовы, охотники на тюленей, рабочие на ткацком и кирпичном производствах и т. п. По содержанию картины похожи на обучающие плакаты 1930-х годов и далее, только выполнены они в дореволюционной манере и печать очень качественная. Отсканировать не смогла, так как огромный формат, а значит, надо ходить договариваться...
Очень рекомендую использовать картинки из этой книги, если, например, нужно проиллюстрировать исследование по истории педагогики, по истории рабочего движения или по истории промыслов, а также какую-нибудь художественную литературу о подобных вещах.