среда, 6 апреля 2011 г.

Мы разучились мечать и видим только мелочи

Хочу привлечь внимание к одной тривиальной, но, по-моему, важной идеей. Прошу прощения за, может быть, воспроизведение общепринятой точки зрения, излишние обобщения и высокопарность фраз, но по-другому мне не удалось сформулировать.
Мы как народ, судя по нашим деяниям последних лет двадцати, отчетливо видим только мелочи, но не видим общую картину. Мы концентрируемся на задачах, а цели не формулируем никогда (и руководство тоже предпочитает подобные вопросы не задавать). Современные русские могут быть хорошими специалистами в своих узких вопросах; но практически никому из них не дано взглянуть даже на результаты собственного труда на собственном производстве или в своей конторе со стороны и увидеть, как они сочетаются с результатами труда окружающих.
Так можно объяснить, например, строительство уродливых домов вместо исторических зданий: когда хороший, образованный архитектор строит дом, он сосредоточен только на своем проекте, но крайне редко способен представить уже воплощенный проект в конкретном месте.
И еще одно банальнейшее наблюдение: у современных русских вообще не принято рассматривать свою жизнь в эволюционном ключе, подразумевая, что у каждого события есть причина и, главное, последствия. Только наиболее образованным, утонченным, умным и осведомленным людям вообще эти вопросы приходят в голову. Это — несколько замечательных людей вроде журналистов Рустама Рахматуллина или Дмитрия Лисицына; в масштабах страны таких людей ничтожное количество. Множество же соответствующих чиновников, к сожалению, о целях своей работы думают крайне мало.
Мы как народ даже мечтать разучились, вернее, разучились ставить цели и стремиться к их осуществлению.
Для иллюстрации последних двух абзацев приведу пример — ситуацию в Самарском областном архиве. В августе 2010 года одна дама, Анна-ивушка, занималась генеалогическими разысканиями как раз по Самарской губернии; приходит она в архив, а там висит объявление, что дела, содержащие метрические книги, на руки больше не выдаются. Фонд закрыт для оцифровывания. Сроки не указано никаких, а причины, почему закрыт весь фонд (колоссальный, между прочим, по объему, и один из самых значительных в архиве), не объясняются тоже. Дама пошла к директору, который на ее вполне предсказуемые вопросы перешел в атаку и заявил, что она — неадекватная!! (Очень веский аргумент, правда?) Прошло полгода, ситуация та же.
А смысл происходящего в том, что архивные работники по большей части буквально ненавидят любителей генеалогии, потому что генеалогией в последние пятнадцать лет стало заниматься очень модно, таких любителей сейчас очень много, а вот до «генеалогического бума» в неделю архив посещали от силы человек пять, и архивисты, как упрямые рутинеры, еще не забыли те времена.
Генеалогией занимаются, потому что культ предков — это вообще древнейший, архетипичный, общечеловеческий культ, который в наших условиях смотрится, конечно, намного выигрышнее и обоснованнее, чем все эти пляски вокруг «инноваций» и «нанотехнологий». А еще занимаясь семейной историей, можно отвлечься от общегосударственной истории и интерпретировать те или иные события самостоятельно, типа быть самому себе историком. (Это мельчание тем для исследований и концентрирование внимания на пустяках вполне объясняются особенностями общерусского мировосприятия, о которых я упоминала раньше.)
Так вот, искусственное ограничение доступа широких слоев населения к архивам — это грубая ошибка чиновников. Вместо того чтобы взять это массовое, народное увлечение (недешевое, к тому же) и привлечь к нему внимание еще большего количества людей, наши «мыслители» и политические пиарщики используют все те же штампы, которые у них в ходу последние лет пятьдесят: эксплуатация тематики Великой Отечественной войны, космических полетов, прошлых достижений давно умерших советских ученых и т. п. И эта пропаганда, разумеется, не работает, потому что, как известно из психологии и педагогики, интересно лишь то, с чем ты когда-либо работал и до чего тебе есть практическое дело. (Поэтому, например, философия — это сложный учебный предмет; научить этому предмету очень непросто, т. к. надо создать именно проблемную ситуацию и вызвать у студентов стремление разрешить ее самостоятельно.)
Таким образом, сейчас существует благодатная почва для эффективной политической пропаганды, а ею не пользуются и просто в упор не видят. Конечно, заметки про генеалогию навеяны идеями Николая Федорова о воскрешении мертвых. Однако я предлагаю прислушаться к ним как к символу: ведь поиск своих далеких предков — это и есть их воскрешение, и это могло бы увлечь людей, по-своему объяснить им современные реалии и предложить им список перспективных целей. Плюс внедрение системы «прямой демократии» через Интернет и выкладывание чиновничьих отчетов в Сеть — это будут политические особенности нового режима в нашей стране.
Все это я так многословно излагаю, чтобы обосновать свои конкретные предложения. По-моему, общественным организациям (и, в частности, «Архнадзору») давно пора переходить от щипков и комариного пищанья к открытой политической борьбе и к участию в выборах, например, в Мосгордуму.
А если смотреть на ситуацию еще шире, то вообще очевидно, что путинский режим – это не единственно возможный режим. Он шаток. Он не пользуется широкой поддержкой, как 10 лет назад. Этой весной может нарушиться равновесие. В 600-тысячном городе Ижевске 19 марта 2011 года происходил митинг, на котором собралось 1500 человек, а лозунги были политические и экономические. Третьего апреля 2011 года был многолюдный митинг в Питере против Матвиенко. В ближайшее время пройдет еще несколько политических мероприятий, а 15 мая 2011 года на Бородинском поле будет митинг против его застройки под дачи. В России вообще весна — это период активизации протеста, даже Февральская революция по новому стилю началась 8 марта 1917 года. Если в Африке революции происходили зимой, когда на дворе было +20 градусов и чисто физически можно было выйти на улицу, то в нашей стране в силу климатических условий революции и бунты всегда начинались именно весной; другой временной промежуток, когда русских возможно было вытащить на улицу, — осень (Пугачевское восстание началось именно осенью 1773 года).
О нет, не призываю я к бунту. А только — к теоретизированию, к пересмотру закона о выборах и к созданию в Интернете досье на проворовавшихся чиновников.