воскресенье, 30 мая 2010 г.

Архивы закрыты пожарными

Как уверяют пожарные инстанции, архивы РГАДА и РГАЭ были опечатаны из-за несоблюдения противопожарных мер безопасности. См.: http://www.0-1.ru/?id=28915
Как мне удалось узнать из одного конфиденциального разговора, и после 8 июня 2010 года здания могут оказаться по-прежнему закрытыми, потому что переоборудовать их под новые противопожарные правила за 15 дней не удастся.

четверг, 27 мая 2010 г.

Что думают о своей жизни некоторые сотрудники Рукописного отдела Ленинской библиотеки

Наткнулась на вот такое замечательное послание сотрудника Рукописного фонда Ленинской библиотеки, датирующееся 17 мая 2010 года. Разумеется, анонимное. Ну, в общем-то, это неважно. Просто я считаю, что общественность имеет право услышать, что человек думает о самом себе, о своей работе, профессии и, самое основное - архивисты же работают постоянно с людьми, призваны им помогать и т. п., - что данный сотрудник Ленинки думает о других.
Разумеется, я отдаю отчет в том, что не все архивисты - такие, как этот. Есть и доброжелательные, и те, которые стремятся к популяризации накопленных в архивах сокровищ, помогают исследователям, бескорыстно консультируют их, подсказывают, как обойти наиболее идиотские правила работы читального зала и т. д. Но вот только посмотрите и оцените моральный облик этого субъекта! И, если не боитесь погрузиться в милитаристский бред этого человека, почитайте его виртуальный дневничок.

http://www.diary.ru/~capbldjad/p109229231.htm
Чем дальше в деле поиска работы, тем больше охуеваю. Ищу работу смежную, т.е., чтобы с архивом, но за бОльшие деньги. Т.е.-в коммерческий архив. А то безденежье совсем достало.
Так вот. Последнее время я вообще перестал понимать, что делается на фирмах. Вот раньше я как-то мог сообразить, что, где и о чем будут спрашивать. А вот теперь...
Объява:требуется архивист. И зарплата вроде пристойная. Созваниваюсь. Спрашивают: а что вы знаете об архивном деле? Ну так, отвечаю, работаю я в архиве. А, так Дом Пашкова- это архив? (ахренеть, я в резюме все четко указал, где и что). Да, отвечаю, государственный архив. Девочка на полминуты зависает, а потом с кислым выражением ответствует: нуууу....мы вам перезвоним.
Вообще,эти резюме по телефону достали. Вопросы задают настолько тупорылые, что диву даешься, как эти люди умудряются набирать сотрудников. Просто пример. Спрашивают, кем вы себя видите через 10 лет? Блядь, да откуда я знаю? Да и потом, это просто бестактный вопрос. И они,эти девочки их задают постоянно.
Даже небольшой рейтинг составил, начинаем с номера 6 по тупости:
6)А почему вы год поработали и увольняетесь?
5) А почему вы пошли в бюджетную организацию, там же мало платят?
4)А какие у вас планы по работе в нашей фирме?
3) А что такое государственный архив, такие еще есть?
2)А у вас есть знакомые в госсекторе?
И, номер 1 по идиотизму: А почему вы увольняетесь, ведь в госсекторе такие привилегии?

Еб твою мать, я себя ощущаю идиотом, который отказался от президентского кресла и пошел в грузчики. Более того, я заебался объяснять, что в госсекторе от Минкульта, если ты не крупный чиновник или не работаешь в Москомнаследии, оклад оставляет 5000р+ наработка примерно в 4000. По моему, это достаточная причина для увольнения. И ведь не объяснишь гламурной овце с айфончиком и каталогом Орифлейма, что люди готовы пойти куда,блядь, угодно, лишь бы не умереть с голоду в этой сраной Москве. Да, потом, получив опыт, люди уходят на лучшее место, но их там встречает 20-летняя дура с оконченными курсами за месяц и огромным гонором. Это тебя ёбарь или папа пропихнули и ты, работая в кадрах, даже не знаешь, что происходит на рынке труда.
Кроме того, неиллюзорно доставляют начальнички мужеского пола. Это такой хомячок, дорвавшийся до небольшого, но кресла и уже мнящий себя крутым автобусвзаднице-меном. Он берет быка за рога: у тебя есть знакомые в госсекторе, познакомь. Твою мать, я что, коррупционер, олигарх? Но тогда нахуя мне твоя помойка за 16000?

Обычно, при отказе, делают акцент на то, что у государственного(научного) и коммерческого архива разные профили. И ведь не объяснишь, что это схожие профили, разница в формах, а остальное одинаково фактически, и на освоение понадобится максимум 2 недели. Потому, что как правило, архив средней организации примитивен и прост.
Да, так я не говорю на интервью, но неужели HR не видит очевидных вещей?
Хотя...что я жалуюсь, технари рассказывали истории и покруче.



Я написала ему в ответ вот такое письмо:

Уважаемый архивист!
Позволю занять Ваше драгоценное время.
Я учусь в аспирантуре, при этом работаю редактором в издательстве. Регулярно посещаю разные архивы: ЦИАМ, РГАЭ, Красногорский кинофотодокументов, РГВИА, архив Архитектурного музея им. Щусева, Рукописный отдел Ленинки, - а также Ленинку, Историчку и т. п.
И в общем-то я догадывалась, что из себя представляют некоторые архивисты - те, кто по ту сторону стола или витринки, - но Ваше сообщение оставило у меня в душе ощущение какой-то сплошной мерзости и катастрофы. Дело даже не в мате, нервной агрессии и, мягко скажем, Вашей недогадливости и ненаходчивости (Вы ведь не можете внятно объясниться с незнакомым человеком всего лишь по телефону).
Нет, мне кажется, Вы элементарно НЕНАВИДИТЕ свою работу. Может, Вам пойти в швейную или слесарную мастерскую? Или курьером - им платят 25 тысяч и выше... Московские дворники получают от 27 тысяч в месяц.
Наша страна и так сильно страдает от нехватки квалифицированных кадров. Но лучше не будет никаких кадров или они будут очень слабо подготовленными, чем в архивах будут работать такие же "доброжелательные" и "стремящиеся к популяризации накопленных сокровищ культуры" и тому подобные САБОТАЖНИКИ.
Я знаю, что Вы немедленно удалите мое сообщение, Вы ведь так презираете любого, чье мнение отличается от Вашего! Сами пишете: девушка на собеседовании не разглядела Вашей тонкой души - и все, она безнадежная идиотка. Ну что ж, это предсказуемо. Надеюсь, правда, что Вы расслышали мою основную мысль: каждому, даже архивисту, нужно любить свою работу и каждому библиотекарю и архивисту нужно энергично содействовать распространению культурных ценностей.
Кстати, Вы не пробовали побороться за исследовательский грант, или преподавать, или читать корректуру, или помогать исследователям с подбором документов, или водить экскурсии и т. п.? Деньги небольшие, но все же...
Увольняйтесь поскорее.

среда, 26 мая 2010 г.

Самые важные архивы России - опечатаны судебными приставами


С 25 мая по 8 июня 2010 года закрыты Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), Российский государственный архив экономики (РГАЭ) и Российский государственный архив древних актов (РГАДА) - кажется, за долги! Их закрыли судебные приставы. Двери опечатаны. Весь день 26 мая архивы были отключены от электричества. Час назад вернулась из архива. Видела все своими глазами, расспрашивала милиционера. В Интернете никаких объяснений не нашла.
Еще мне интересно, и сигнализация была отключена, особенно противопожарная? Это чтоб особо "интересующиеся" могли унести на дом бесценные, уникальные документы...
Адрес архивов: Москва, м. "Фрунзенская", ул. Большая Пироговская, 17.
Зашла перепроверить еще раз. Кажется, опечатаны РГАДА и РГАЭ, а читальный зал ГАРФ все-таки работает. Оказывается, здания были опечатаны не просто судебными приставами по суду, но и неведомым образом пожарными.

среда, 19 мая 2010 г.

Некоторые книги могут и разочаровать

Я думаю, что настоящее фуфло - коварнее, чем нам кажется. Возьмем, к примеру, книгу Я. Вишневского "Одиночество в сети" (автор - поляк). Книга была написана в середине 90-х годов. И что же? Она тщательно воспроизводит восторженные газетные постперестроечные лозунги 90-х:
1) славяне (поляки) глубже и душевнее всех остальных народов, в первую очередь немцев;
2) да здравствует глобализация, отмена с помощью Интернета всех границ, да здравствует всемирное общение;
3) да здравствует легкость, с которой отныне можно говорить о сексе, вообще об интимной стороне жизни;
4) думающему человеку не место на нищей родине (в данном случае в Польше) - надо уезжать;
5) нищая родина (Польша) настрадалась во время Второй мировой войны от немцев и СССР, так что теперь Германия и Россия должны искупать свою вину до конца своих дней;
6) надо срочно худеть.
И тому подобные шаблонные, газетные клише. Я уже не говорю о беспомощности и экзальтрованности автора, когда он пытается рассуждать о компьютерных и интернетовских новинках, - это и скучно, наконец!
Таким образом, известная, разрекламированная книга, которую можно найти в каждом книжном магазине, - это не более, чем "бестселлер"-однодневка, интересный только с социологической точки зрения.
Вот почему, мне кажется, при чтении книг нужно обращать внимание на:
1) форму, язык;
2) сюжет, глубину и проработанность ситуаций, персонажей и т. д.;
3) концепции и идеи, которые автор пытается донести с помощью своего произведения.
Обычно автор находится в плену господствующего литературного стиля, сюжет заимствует, а идеи воспроизводит ровно те же, что он слышит в вечерних новостях по государственному каналу или у бабок возле подъезда (или читает в специализированных журналах, но так или иначе - всё с чужого голоса).
Можно привести другой пример коварной литературной халтуры. Таково, например, большинство рассказов Бунина: он пишет журнальным языком конца XIX века и повторяет слово в слово характерные для публицистики того времени идеи (рассказы "Захар Воробьев", "Степа", "Золотое дно", "Игнат", "Худая трава" и т. п.). Самым "выдающимся" рассказом из этой серии я считаю "Золотое дно", который представляет собой одновременно нечто эсеровское, меньшевистское и либеральное, причем эмоциональное и злободневное. А ведь Бунин - писатель, которого последние 20 лет усиленно объявляют классиком!
Поэтому мой совет: не верьте рекламщикам и издателям. Сами оценивайте то, что читаете, по вышеперечисленным критериям.

вторник, 18 мая 2010 г.

Сокровища повсюду!

Возле Ленинской библиотеки, на улице Воздвиженка, расположен Государственный музей архитектуры им. А. В. Щусева. В его фототеке хранятся чертежи, фотографии, планы и тому подобный изоматериал по различным архитектурным объектам. Например, мне были нужны планы русских изб XIX века - пожалуйста, они там есть!
Однако, к сожалению, когда производились эспедиции, перед их участниками не ставили задачи расспрашивать жителей, что они сами думают о своем жилье. Были списаны или переданы в другие архивы большинство служебных записок, отчетов и т. д., т. е. материал, который мог бы с какой-то долей вероятности содержать мнения рядовых граждан о своей жизни (в частности, в вопросах архитектуры) или хотя бы участников экспедиций, их впечатления, эмоции и пр.
С учетом того, кстати, что наиболее массовые обследования также производились в конце XIX века, затем в 1940-1960-х годах, подобного рода матералы сами по себе представляли бы исторический интерес: сопоставить бы, увидеть разницу в мировосприятии людей разных эпох, разных слоев населения, разного жизненного опыта!.. А всё списано!.. Понимаете теперь, что с помощью этих обследований Вы не сможете проникнуть в психологию людей, живших в этих зданиях, - если только не обратитесь к другого рода историческим источникам?
Однако все равно настойчиво рекомендую этот музей. Приемный день там - вторник, с 11 до 17, обед с 13 до 14; зайти со двора, подняться по грандиозной лестнице на третий этаж, Вам нужна фототека и ее замечательная сотрудница Мария Георгиевна Рогозина.

понедельник, 17 мая 2010 г.

Еврейское искусство


Те, кто интересуется еврейским искусством и отчаялся найти приличную подборку иллюстрированных каталогов в Историчке, Ленинке, Иностранке, Театралке, библиотеке при Музее им. Пушкина, слайдотеке Третьяковской галереи и других местах, могу посоветовать чудесное место - Израильский культурный центр в Москве (на Таганке). В нем хранятся уникальные, редчайшие издания по еврейскому искусству разных эпох. Больше всего, конечно, по живописи XX века, но есть и по средневековому, эллинистическому периоду и др., а также по израильскому искусству. Там же хранится альбом с великолепными художественными фотографиями, на которых можно увидеть быт евреев-колхозников в Белоруссии, на Украине и в Биробиджане в 30-х годах. Библиотекарша Элина работает по воскресеньям с 10 до 18 часов. Каталога, правда, в библиотеке нет, так что для того, чтобы найти нужную Вам книгу, надо проторчать на лесенке-стремянке под потолком немало времени. Книги дают на дом, бесплатно.

воскресенье, 16 мая 2010 г.

После плена на Родине в 1919 году

Наткнулась в газете "Крестьянский голос" (город Зубцов Тверской губернии) за 1919 год вот на такой душераздирающий рассказ:


Пленный. Письмо в редакцию // Крестьянский голос. Зубцов. 1919. № 33—3 (5 января). С. 4.

«Дорогой тов. Редактор!
Возвращаясь из долгого немецкого плена, где над нами в течении 4 лет царил полный произвол немецкого штык-юнкера, я первый раз за эти годы легко вздохнул, вступив на родную территорию свободной Советской России и мое сердце трепетало от избытка чувств предстоящего свидания с родными и горело желанием послужить родине и ее новом историческом пути правды и справедливости и я уже воображал свою близкую предстоящую встречу в родных местах и она рисовалась мне теплой и задушевно-искренней.
Но какова была эта встреча в действительности, я Вам сейчас опишу.
Отдохнув дома дня четыре после долгого пути, я пошел в Ивановский волостной Комитет Бедноты чтобы попросить на свою долю хлеба, так как в семействе далеко не хватает до установленной законом нормы.
Там нас собралось несколько человек пленных и мы терпеливо ждали решения участи нашего голодного желудка.
Наконец в разговоре с кем-то, председатель Ивановского Волостного Комитета Бедноты товарищ Черкасов, говорит, показывая на нас: «Вот они такие-сякие (следует отборная, площадная циничная брань) — пленные! При старом режиме их сейчас бы поставили к стенке, чтобы знали как бросать оружие и сдаваться в плен. Жаль что сейчас нельзя этого сделать, а приходится еще таких-разэдаких негодяев кормить хлебом».
И при каждом слове тов. Черкасов сыпал такой площадной циничной бранью и четырехэтажными матюгами, каким бы позавидовал бы любой немецкий фельдфебель.
Таким приемом мы были буквально поражены. Было страшно обидно и больно, и у нас, перенесших все тяготы 4-летнего плена, выступили на глазах слезы от незаслуженной обиды и оскорбления. Большинство из нас, присутствующих на таком приеме у тов. Черкасова (а также и я лично) попали в плен ранеными, а потому незаслуженные оскорбления действовали на нас в буквальном смысле слова — как удары хлыста по лицу.
Так нас встретили на родине.
Но этого не может быть и я не хочу верить, чтобы все это делалось с ведома Зубцовской высшей Советской инстанции.
Мы были врагами немцам и они в полной мере доказали нам за 4 года плена, но политическому выводу, мы должны быть друзьями на своей родине, как ее защитники, а в действительности получилось то, что я Вам здесь и описываю. Разве так встречает родина-мать своих защитников — детей?!
Но нет, не может быть чтобы слова товарища Черкасова оставались неведомыми для высшей инстанции, для этого есть гласность, и я надеюсь, что мое настоящее письмо не будет «Гласом вопиющего в пустыне», и на него будет обращено внимание подлежащей высшей инстанции, защищающей нас угнетенных и обездоленных, а потому достаю из кармана последние свои копейки, покупаю бумагу и марку и пишу настоящее письмо Вам дорогой товарищ Редактор, и убедительно прошу Вас поместить его в Известиях Зубцовского Совдепа, да будет стократ стыдно Председателю Ивановского волостного Комитета Бедноты товарищу Черкасову за его небольшую, но сильно-прочувствованную «радушную» речь к нам — пленным».

суббота, 15 мая 2010 г.

Рассказ о ханже

Ниже идет рассказ об одном рабочем, который оказался лицемером и ханжой. Рассказ был написан в 1932 году старым большевиком, рабочим, который еще в начале 1900-х годов за свою пропагандистскую деятельность впервые попал в тюрьму и ссылку. Эпизод, о котором идет речь в отрывке, произошел в конце 1880-х годов.


Канатчиков Семен Семенович. Из истории моего бытия / Рис. Сарры Шор. М.: Старый большевик, 1932. С. 44, 47—48.

Однажды в субботу вечером, после получки, когда вся наша «артель» предавалась своему обычному разгулу, мы тоже пошли побродить, по Александровскому саду, где частенько «стреляли» за чулочницами. Проходя по набережной около городских купален, которые обычно являлись летом общедоступным местом любовных утех маломощного рабочего люда этого района, токарь Степка, балагур и озорник, вдруг обратил наше внимание на одно обстоятельство:
— Гляди, гляди, ребята! Ваш святой угодник Сущий с девкой в купальни ходил.
— А может, это не он? — усомнились мы и встали поодаль, так, чтобы он нас не заметил.
— Да что вы, ослепли, што ль! — рассердился Степка.
По деревянным сходням неторопливой походкой поднималась широкая, широкоплечая, с бородатой лопатой фигура Сущего, с узелком в руках, а рядом с ним шла известная всему району проститутка Машка.
Не успели мы опомниться о неожиданности, как Степка сорвался с места и побежал навстречу выходившей паре.
— С законным браком поздравляю, Василь Иванович! Любитесь да мойтесь и греха не бойтесь, — созорничал Степка.
Сущий сначала очень смутился, но затем, цыкнув на Степку, той же неторопливой походкой пошел домой.
На другой день «звонари» нашей артели изощряли свое остроумие, потешаясь над Сущим.
— Отец Сущий, и тебя блудница во греси ввела, — зубоскалил строгальщик Иван.
— Дело житейское, — вставил другой. — Баба-то у него в деревне… Только гляди, отец Сущий, часов не поймай, — они и петь не поют, и спокою не дают.
— Полюбишь в шляпке, поносишь в тряпке, - комментировал третий.
Сущий сначала слушал все это со смиренным спокойствием, чаще обыкновенного только вынимал табакерку и втягивал щепотку табака в нос. Но затем, по-видимому, он не выдержал. Не торопясь, натянул на ноги сапоги, надел картуз и пошел на улицу.
Несмотря на все его благообразие и смирение, Сущего в мастерской не любили и боялись. В его присутствии не ругали администрацию, не пили лак; когда он подходил к чужому верстаку — смолкали разговоры, все прилежно принимались за работу. Про него говорили, что он присваивает себе деньги, собираемые им на лампадное масло, но никто не решался ему отказать, когда он подходил в получку и просил двугривенный. Нередко его можно было видеть в пивной в среде подвыпившей щедрой компании, но никто никогда не видел, чтобы он платил деньги за пиво. Его земляки, рязанцы, рассказывали, что он купил у помещика тридцать десятин земли на выплату, но об этом никому не рассказывал.

четверг, 13 мая 2010 г.

Письменные источники начала XX века, авторы которых - русские крестьяне

Если Вы, как я, ищете высказывания крестьянства о своей жизни, советую обратиться к фонду 396 "Крестьянская газета", который хранится в Российском государственном архиве экономики. Также можно обратиться к периодике времен Гражданской войны и революции, а также 20-х годов. В Исторической библиотеке собрана отличная подборка региональной прессы за 1917-1920-е годы. Пока я познакомилась вот с какими газетами:
1) "Крестьянин и рабочий" (Талдом) за 1918-1920 годы - высказываний крестьянства очень мало, но они есть; в основном о хлебе, земле, кулаках;
2) "Крестьянская газета" (Москва) - в Историчке по политическим обстоятельствам эта газета не в полном комплекте, со значительными пропусками, с вырванными страницами или вырезанными заметками. Я познакомилась с подборкой за 1924-1929 годы. Это, конечно, впечатляющий массив документов;
3) "Крестьянская правда" (город Демянск Новгородской губ.) за 1918-1920 годы - вот это издание очень интересное. В 1919-1920 годах в эту газету много писали жители уезда разных сословий;
4) "Крестьянская правда" (Кологрив костромской губ.) за 1918-1919 годы - это в основном официоз и графомания; крестьяне и мещане в газету не писали.
Часть газет в настоящее время в Историчке на реставрации: "Крестьянская газета" (Псков) за 1920 год, "Крестьянская газета" (Рыбинск) за 1923 год, "Крестьянская жизнь" (Вологда") за 1926 год, "Крестьянская газета" (Москва) за 1927 год.

среда, 5 мая 2010 г.

ЦИАМ и РГАЭ

Хочу поделиться сведениями о работе двух архивов, в которые я стала регулярно ходить с недавнего времени.
Первый – ЦИАМ (архив Москвы). В нем собраны документы по Москве и Московской губернии до 1918 года. Расположен возле метро «Калужская». В читальном зале занимаются также пользователи Центрального московского архива-музея личных собраний. В фойе – служба «одного окна». На сайте Главархива размещен список всех фондов, которые есть в ЦИАМе. Но, к сожалению, в открытом доступе далеко не все описи фондов! Более того, всего-навсего штук пятисот. Остальные описи нужно заказывать, причем заказ будет выполнен через несколько рабочих дней. Самое ужасное в этой ситуации, что в один рабочий день можно заказать только 5 описей и только 3 дела. Это значит, что если Вы пишете исследование на основе массовых источников (каких-нибудь типовых жалоб в какую-нибудь уездную организацию, например), то нужно приезжать буквально каждый день, так как выдают дела в издевательско-ничтожном количестве. Да, и работает архив, кстати, только 4 дня в неделю (кроме среды).
Я, конечно, понимаю, что архив «страдает» от количества желающих узнать что-то о своей семье и заняться генеалогическими исследованиями, но, по-моему, такой порядок работы откровенно жесток по отношению к гражданам.
И наконец, еще один показатель того, что наши архивисты не стремятся к популяризации истории и прошлого. До сих пор большинство описей (а опись – это всего лишь технический, вспомогательный, справочный материал) в рукописном виде. И большинство было составлено еще в XIX веке и написано в дореволюционной орфографии. Почему за 20 последних лет, когда компьютеры стали повсеместно доступны, нельзя было набрать или хотя бы отсканировать это все? Кто мешал?
Маленький совет: если надумаете заняться историческими исследованиями в ЦИАМе, обязательно берите с собой шарф, шапку и теплые носки – в читальном зале «проветривают». Буфета там нет, пообедать можно ходить в магазин «Перекресток» напротив.

Второй архив, куда я добралась, – РГАЭ, возле метро «Фрунзенская» (у него общий читальный зал с ГАРФ). В нем, в отличие от ЦИАМ, все описи в открытом доступе, с ними тут же можно познакомиться. Заказы выполняются через день. Можно заказать на один день 5 дел, и если Вы планируете прийти, например, через неделю, можно на каждый следующий рабочий день также что-нибудь заказать. Приходите – а у Вас не 5 дел, а 20 (в ЦИАМ будет только 3). Удобно работать с описями. Все описи отпечатаны по меньшей мере на машинке, структурированы, рассортированы по смыслу. Можно заблаговременно подготовиться и сориентироваться, с чего начать, просмотрев путеводители. Путеводители по РГАЭ хранятся в разных библиотеках (современного путеводителя ЦИАМ, кстати, я так и не нашла!). Правда, записаться в этот архив тяжело, так как сотрудница, которая выдает временные пропуска, отвлекается на работу в какое-то непредсказуемое время. Я, например, записывалась три недели подряд. Буфета и приличного туалета в РГАЭ нет. Пообедать, в общем-то, негде.

Пока не знаю, как обстоят дела с ксерокопиями и сканированием, но, кажется, и там и там вполне лояльно и доступно.

Кстати, не только меня смущают порядки в архивах. Вот ссылка на блестящий рассказ одного филолога о правилах работы в разных архивах и библиотеках. Мне показалось очень удачным название архивов "очень внутренними органами" государства...

воскресенье, 2 мая 2010 г.

Биографическая справка о А. С. Ермолове - министре сельского хозяйства до революции и исследователе

«Русский сельский хозяин, государственный деятель»

Так кратко, но емко охарактеризован автор предлагаемой книги Алексей Сергеевич Ермолов (1846—1917) в словаре Брокгауза и Ефрона. В «Сельскохозяйственной энциклопедии» та же лаконичность: ученый, агроном. Сведений о нем в нашей литературе действительно маловато. Но даже из того, что имеется, можно заключить: это был человек большого и глубокого ума, разносторонних интересов и дарований, талантливый, увлеченный, владевший несколькими европейскими языками. Такие люди во все времена составляли опору Отечества. О масштабности его личности говорят хотя бы такие факты: возглавлял Министерство земледелия и государственных имуществ России; являлся членом Государственного совета; написал не один десяток научных статей и ряд фундаментальных книг по сельскохозяйственной тематике; был почетным членом Российской Академии наук, членом Французского национального общества сельского хозяйства, иностранным членом-корреспондентом Парижской Академии наук.
В биографии его прочитывается присущая ему внутренняя целеустремленность. Родился в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Учился не в обычной гимназии, а в Императорском лицее, где обнаружил незаурядные способности. По окончании лицея занял рядовую должность в департаменте сельского хозяйства Министерства государственных имуществ. Работая здесь, он одновременно учился в Земледельческом институте. Там же получил ученую степень кандидата сельского хозяйства. Вскоре становится старшим редактором статистического отдела того же департамента и членом ученого комитета министерства. В 1883 году Алексея Сергеевича назначают директором неокладных сборов Министерства финансов, в 1892-м — товарищем министра, а на следующий год — управляющим Министерства государственных имуществ. По его инициативе это ведомство преобразуется в Министерство земледелия и государственных имуществ, которое он и возглавлял целых одиннадцать лет — с 1894 по 1905 год.
Занимая различные посты, Ермолов одновременно вел большую практическую работу — тяга к живому делу оказалась непреодолимой. Он руководит экспедицией по исследованию овцеводства в России, участвует в опытах по севу специальными рядовыми сеялками, как председатель центрального комитета по оказанию помощи населению едет в пораженные засухой районы Поволжья. Отправившись в Астраханскую губернию, прямо на месте, в низовьях Волги, скрупулезно изучает рыбное хозяйство и пути повышения его продуктивности. И в глуши Олонецкого края бывал Алексей Сергеевич, и в отдаленных районах Сибири, и на Черноморском побережье, где занимался вопросами бальнеологии кавказских минеральных вод. А в своем имении в Рязанской губернии ставит ряд удачных сельскохозяйственных опытов.
В результате обобщения накопленного материала появляются обстоятельные доклады, научные статьи, брошюры, которые привлекли внимание ученых и практиков сельского хозяйства. Названия сочинений говорят о широте интересов исследователя: «Реформа продовольственной системы», «Современные сельскохозяйственные вопросы», «Новые исследования фосфоритов», «Неурожай и народное бедствие»... А вот и совсем неожиданные темы: «Русский туризм и отчизноведение», «Современная пожарная эпидемия в России» и даже... «Винокурение из стеблей кукурузы».
Но главное место среди отмеченных публикаций занял капитальный двухтомный труд «Организация полевого хозяйства». Эта книга принесла автору широкую известность и звание лауреата престижной Макарьевской премии (имени митрополита Московского Макария). Она стала настольной для русских аграриев, с 1879 по 1914 год выдержала пять изданий и даже была переведена на немецкий, французский и польский языки.
Однако Ермолов, не мог удовлетвориться достигнутым и взялся за создание нового фундаментального труда, подобного которому не было ни в России, ни за ее рубежами. Он ставит перед собой задачу собрать, обобщать, систематизировать и популярно/ изложить в нескольких томах народные воззрения на природу в связи с сельским бытом и трудом. Причем география исследования не ограничивалась территорией собственно России, а включала районы Украины, Белоруссии, Средней Азии, Кавказа, нынешней Восточной и Западной Европы и даже Северной Америки. Поистине грандиозный замысел! Сочинение имело общий заголовок: «Народная сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах».
В 1891 году появился первый том— «Народный месяцеслов». Затем последовала долгая» четырнадцатилетняя пауза. Зато в 1905 году вышли сразу три тома: «Всенародная агрономия», «Животный мир в воззрениях народа» и «Народное погодоведение».
<…>
А. Ф. Чистяков
Статья помещена в качестве предисловия к книге: Ермолов А. С. Народное погодоведение. М.: Русская книга, 1995.