суббота, 5 июня 2010 г.

Отрывок из книги М. Красовского "Курс истории русской архитектуры" (Пг., 1916)

Позволю процитировать чрезвычайно информативный, сжатый текст, посвященный принципам русского народного жилищного строительства. Это очень известный учебник, в котором также помещено огромное количество разнообразных иллюстраций. Примечательно, что в Архитектурном музее им. Щусева в соответствующих каталожных ящиках (посвященных русским крестьянским избам) хранятся пересъемки именно из этого издания.

Красовский М. (преподаватель Института гражданских инженеров императора Николая I). Курс истории русской архитектуры. Ч. I. Деревянное зодчество. Пг.: тов-во Р. Голике и А. Вильборг, 1916.

«Славяне не знали сращивания бревен, т. е. соединения их друг с другом при помощи врубки замкóм, появившейся у нас относительно поздно, поэтому срубы славянских жилищ не могли по своей длине и ширине превышать естественную среднюю длину бревен; последние же, в силу упомянутых выше причин, вряд ли были длиннее трех—четырех сажен.
Таким образом существенной частью славянского жилья, его начальной формой, от которой шло дальнейшее его развитие, являлся квадратный в плане и произвольный по высоте сруб из горизонтальных рядов («венцов») бревен, связанных в углах врубками с остатком («в обло») или без остатка («в лапу», «в щап»). Такой сруб назывался клетью, а последняя, в зависимости от ее назначения или положения в отношении других клетей, именовалась: «избою» или «истопкою», если предназначалась для жилья, и в ней была печь; «горницею», если она находилась над нижней клетью, которая в таком случае называлась «подклетом» или «порубом». Несколько клетей, стоящих рядом и связанных в одно целое, назывались, в зависимости от числа их, «двойней», тройней и т. д., или «хороминой»; также называлась совокупность двух клетей, поставленных одна на другую» (с. 17).
(СТРАНИЦА 20) «Почти такое же (как у прибалтийских и малороссийских крестьян. — А. К.) устройство имеет наиболее примитивная великорусская изба, встречающаяся преимущественно в местностях бедных лесом; она состоит из двух срубов, соединенных сенями (рис. № 7). Передний сруб, выходящий окнами на улицу, служит жилым помещением, а задний, выходящий во двор, так называемая клеть, или боковуша, служит кладовой и летней спальней. Оба сруба имеют потолки, тогда как сени покрыты только крышей, общей для всего здания. Входная дверь ведет со двора в сени, из которых уже попадают в избу и в клеть. Такие избы бывают обыкновенно поземными («т. е. ставятся непосредственно на земле без фундамента, отчего и полы обычно устраиваются из утрамбованной земли, или глины» — определение со с. 18 этого же издания), окружаются для тепла завалинками и еще очень недавно большинство из них делалось курными («черными», «рудными»), поэтому печь поворачивалась отверстием («хайлом») не к окнам, а к двери, как у чухон Остзейского края.
Следующим по степени развития типом избы является тот, в котором все здание поставлено на подклете; делается это для облегчения доступа в избу во время зимы, когда на улице лежит толстым слоем снег, и во дворе набираются груды навоза. К тому же подклет не бесполезен как лишнее помещение для склада различного менее ценного имущества, для хранения продуктов и, наконец, для мелкого скота. При наличности подклета появилась необходимость в наружной лестнице ко входной двери сеней; лестница почти всегда идет вдоль дворовой стены по направлению к улице и вместе с обеими площадками покрывается общей крышей, доходящей до улицы. Такие лестницы называются крыльцами и появление их в русском зодчестве надо отнести к глубокой древности, так как слово «крыльцо», и при том именно в этом значении, встречается в летописном сказании об убиении в Киеве варягов Феодора и Иоанна (первых христианских мучеников на Руси). <…>
(СТРАНИЦА 23) В остальном внутренний распорядок жилья остается почти таким же (как у прибалтийских и малороссийских крестьян. — А. К.): вокруг избы идут лавки, но коник перешел от печи к противоположной стене; в «красном» углу (правом, дальнем от двери) под образами стол; около печи, у двери в стряпущую, находится шкап, а два других шкапа устроены: первый с другой стороны печного хайла, а второй около окна стряпущей, но дверцей в избу. В стряпущей имеются свои столы и скамья. Чтобы спать было теплее устраиваются полати — дощатый настил, который представляет собою продолжение верхней поверхности печи и занимает половину площади избы (не считая стряпущей). Влезают на полати по двум ступеням, прилаженным к стенке печи.
Иногда клеть таких изб обращается в чистое помещение — в «боковушу», а складами для разного добра служат чуланчики, устраиваемые в сенях и освещаемые маленькими оконцами. В боковуше же делают коники, скамьи и ставят в красном углу стол.
Сложившийся таким образом тип избы вполне удовлетворял весьма незатейливым личным потребностям русского крестьянина и его семьи, но для хозяйственных надобностей одной избы мало: нужны помещения для телег, саней, сельскохозяйственных орудий и, наконец, для скота, т. е. разные сараи, амбары, овины (на севере из называют «ригачами»), мшаники (теплые, проконопаченные мохом помещения для скота), хлева и т. д. Все эти самостоятельные постройки лепятся частью к избе, частью друг к другу и образуют «двор» великорусского крестьянина (рис. 7 и № 10). Часть двора делается крытой, а в старину весь двор вымащивался бревнами, как это выяснилось при раскопках в Старой Ладоге (бревнами мостились не только дворы, но даже и улицы деревень, подобно городским улицам).
На подклете ставится иногда только часть здания: передняя изба или боковуша, или же обе они вместе, а сени делаются значительно ниже, на несколько ступеней, как например, устроено в одной из изб села Мурашкина (Княгининского уезда, Нижегородской губернии) (рис. 11).
При дальнейшем развитии боковуша делается теплой, в ней ставится печь, и тогда она получает название «задней избы»; при этом сени и (СТРАНИЦА 26) задняя изба делаются иногда по площади несколько меньше передней избы (рис. 12), а иногда как задняя, так и передняя изба делаются равными по занимаемой ими площади и притом пятистенными, т. е. разделенными внутренней капитальной (рубленой) стеной на две части (рис. 17 А).
Наконец, при очень многочисленной семье и при известной зажиточности ее является необходимость в отдельном помещении для наемных работников, поэтому для них рубится отдельная изба, по другую сторону ворот, но под одну крышу с главной избой, что позволяет устроить над воротами «горницу», т. е. холодную комнату с маленькими окнами и полом, поднятым выше пола главной избы (рис. № 13); горница соединяется непосредственно со стряпущей и подобно ей предоставляется в полное владение баб.
Все рассмотренные типы изб — одноэтажные, но встречаются часто и двухэтажные «двужирные» (вероятно раньше их называли «двужильными», т. е. избами в два жилья) избы, в особенности в северных губерниях, где леса еще много. Такие избы по своему плану повторяют, в сущности, приемы изб одноэтажных, так как подклет их заменяется первым этажом; но назначение отдельных помещений видоизменяется. Так, подклет передней избы становится выше чем в одноэтажных, перестает быть кладовой и наравне с верхом служит жилым помещением; нижний ярус задней избы превращается в конюшню и в хлев, а верхний ее ярус служит сараем и отчасти сеновалом, причем для въезда в него телег и саней устраивается особый «извоз», т. е. бревенчатый наклонный помост (рис. 14).
В чердаке передней избы делается иногда жилая комната, называемая светелкой, перед которой обыкновенно тянется балкон. Впрочем, балконы эти представляют собой, по-видимому, (СТРАНИЦА 27) явление сравнительно позднее, равно как и маленькие балконы на столбах, вроде изображенного на рисунке 14-м. Последнее очевидно суть не что иное, как трансформировавшиеся крыльца.
<…> (СТРАНИЦА 28) Таковы главные типы изб северных и центральных губерний; что же касается изб южных губерний, то они по существу такие же, отличаясь главным образом тем, что размещаются к улице не короткой стороной, а длинной так, что все крыльцо выходит на улицу, а также тем, что печь часто ставится не у двери, а в противоположном углу, несмотря на то, что избы в большинстве случаев курные.
Конечно, в тех губерниях, где лесу мало, избы тесны, низки и очень часто не имеют подклетов (рис. № 19 — на нем в качестве примера приведен обмер Л. В. Даля избы в Орловской губернии), в более же богатых губерниях крестьянские дворы подчас не менее сложны, нежели на севере (рис. № 20). <…>».

Комментариев нет:

Отправить комментарий