воскресенье, 17 января 2010 г.

Безумная легенда о русской разбойнице

Немирович-Данченко В. И. Река степных пустынь // Ист. вестник. 1882. № 12. С. 511—513.
<…>
- У нас бабы особые. Вы когда-нибудь слышали про камскую Фелисату?
- Нет.
- Великая атаманша была… Если верить старикам – она и на Косьве пошаливала.
- Расскажите, пожалуйста. Я записываю все подобные легенды. На Волге мне удалось собрать несколько таких про тамошних разбойниц.
- Был один поп, в Усолье жил, - давно уж это! Может, двести лет назад, а может, и триста! Женился этот поп на работнице своей; из Орла-городка пошла она к нему в услужение. Девка была красивая, здоровая, а силы такой, что раз переоделась парнем да на бой с солеварами и вышла. Тогда в Усолье по праздникам бои бывали. Пристала к партии, которая послабей, и всех одна осилила. Женился на ней поп, и стали они ссориться. Только раз Фелисата эта ушибла его так, что он уже и не вставал больше. Ну, попа похоронили с честью, хотели было Фелисату взять – не далась: кто с таким чертом справится? Наконец, стрельцов пригнали, - сонноё забрали ее – посадили, она в тую ж ночь высадила ворота в остроге и не только сама ушла, но и всех колодников за собой увела. А в тоё поры на Каме у самого Усолья нарядная строгановская ладья стояла. Села Фелисата с колодниками на ладью, отвезла их в Орел-городок и отпустила на все четыре стороны. «Идите, братцы, - промышляйте вольным разбойным делом. А вот вам и запрет: воевод и купцов хоть в Каме топите, а только мужика у меня чтоб не трогать… А кто мужика тронет – того и я не помилую»… Опосле того забрала она двух своих сестер из Орла-городка, переоделась с ними парнями, накупила себе оружия всякого и стала по всей Каме плавать… Где прослышит, что есть сильная баба либо девка, сейчас к себе сманит. Так она большую шайку собрала, баб с полсотни у ей было. Нашли они себе пещоры, убрали их коврами персидскими, утварью разною и положили промежду собой такой завет, чтобы все поровну делить и чтоб отнюдь к себе мужчин не пускать… А на ту пору из Сибири караван с царским золотом по Каме шел. Прослышала о нем Фелисата и на легких стругах кинулась по следу. Под Оханским нагнала, перебила всех стрельцов, что с караваном шли. Из Оханска хотели им помочь подать, она помочь отогнала, а оханского воеводу на берегу повесила. Потом забрала награбленное и ушла в свои пещоры… Пять годов бушевала она так-то – ни купцу, ни царскому приставу ходу по Каме не было. Ежели кого начальство либо хозяева обижали, сейчас к Фелисате шел. Она разбирала по всей правде. Князя одного розгами высекла, гунчурского купца вверх ногами повесила. В Сарапуле воевода один был – ладился поймать ее… Всем своим хвастался – уже запру же я ее в клетку железную. Она одна к нему приехала… «Запирай, - говорит, - хочу посмотреть я, как это ты с бабой совладаешь». Ну, у того от страху язык отнялся. Только потому она его и помиловала. Раз она прослышала, что на Чусовой появился разбойник один и себя за ее выдает. А разбойник этот больно простой народ-чернеть обижал. Фелисата на мужицких ворогов накидывалась, а он мужика грабил да теснил. Дани ее именем собирал. Послала она к нему свою подручную, ой, уймись-де… А подручная была собой красавица писаная. Разбойник ее не пожалел – обидел, тут и поднялась Фелисата сама, собрала всех своих и вызвала его на открытый бой. На Чусовой они дрались. Два дня дрались, на третий она полонила его, собрала по берегу всех, кого обижал он, велела большой чугунный котел принести, связала его да живьем и сварила… С тоё поры и камская вольница против ее ничего не могла… И стали все ее бояться и уважать…
- Чем же она кончила?
- Разное… Один говорит – спокаялась и в сибирских пределах, в Беловодье, большой монастырь женский поставила и сама игуменьей была, а другие толкуют, будто тесно ей на Каме показалось и ушла она на Волгу.
- Под Казанью рассказывают, что действительно одна атаманша с бабьей шайкой на Волгу с Камы явилась.
- Вот-вот… только на Волге будто занимался тогда вольным промыслом Стенька Разин. Послал будто к ней послов Стенька, желаю-де пожениться с тобою, чем нам розно, лучше вместе жить. Ну, она и говорит: «Если победишь меня – бери. Твое счастье». И стали они биться. Семь дней бились, никак один другого взять не могли… Тогда Стенька и слукавил. Говорит: «Не может этого быть, чтоб ты бабой была, потому где твои косы?» А у нее коса под шелом запрятана была, только она показала ему косу, а коса у ей по земле волоклась, он и схватил за ее… Схватил, закрутил на руку – и победил Фелисату. А опосле они поженились и Персию вместе воевать ходили…
- Да имеет ли действительный смысл эта сказка?.. Было ли что-нибудь подобное?
- Это насчет чего же?
- Случалось ли, чтобы бабы в Пермской губернии когда-нибудь разбойничали?
- В демидовских владениях ста полтора лет тому назад была Марья, одна лиховала; у Всеволжских лет семьдесят назад тому одна баба тоже разбоем занималась!..
<…>

Комментариев нет:

Отправить комментарий